Водяной гиацинт – зеленая чума или редкая находка?

История водяного гиацинта или как человеческая ошибка нарушила биологический баланс

В 1820 году немецкий профессор К. Ф. Эйхгорн нашел в Бразилии красивый цветок голубого цвета. Это был речной (водяной) гиацинт (он же Эйхо́рния отличная), который в дальнейшем из-за его массового инвазивного распространения стали называть «голубая чума».

Инвазивные виды – животных или растений, случайно занесенных человеком (или распространившиеся по созданным человеком коридорам) в новые для них регионы, где они успешно приживаются, начинают размножаться и захватывать новые территории.

Особенность данного растения была в том, что жить оно могло либо в воде, либо на влажной почве. Стебель речного гиацинта — это своеобразная губка, которая удерживает в себе пузырьки воздуха и дает возможность растению держаться в воде на плаву.

Скорость размножения голубого цветка потрясающе высокая. В год всего лишь один черенок может дать более 100 тысяч отростков, то есть если речной гиацинт попадает в водоем, то в самом скором времени здесь образуется плотный «ковер» из стеблей и корней.

По этому «ковру» даже сможет ходить человек. Негативный эффект подобного явления очевиден: водоем станет несудоходным, погибнут рыбы, потому что им не будет хватать воздуха. Однако о таких опасностях люди задумываются далеко не всегда.

Публицист Н. Непомнящий рассказывает такой случай. В 1884 году речной гиацинт был показан в качестве экспоната на большой выставке цветов в Новом Орлеане. Здесь его увидела некая женщина, которой очень понравился по-настоящему красивый и к тому же неизвестный ей доселе цветок.

Он на самом деле был хорош: лепестки у него были нежно-голубого и бледно-лилового цветов. Женщина взяла три ростка и посадила в пруду своего поместья возле города Сент-Огастин. Через некоторое время пруд превратился в красивый цветочный ковер.

Дама решила, что это понравится всем, и бросила несколько растений в реку Сент-Джонс, чтобы порадовать людей красивыми цветами.

Прошло несколько лет, и речной гиацинт сильно разросся. В результате большое пространство рек и каналов во Флориде покрыло прочное сплетение растений. Это существенно мешало судоходству. Естественно, были приняты различные меры для уничтожения цветка. Но результаты оказались самыми плачевными. Для борьбы с вредным растением призвали солдат, которые вырывали речной гиацинт и резали его на мелкие части.

Водный гиацинт стал самым настоящим кошмаром для водоемов части США, растение забивает водоемы, блокирует водные пути, насосы и инфраструктуру, оно отрицательно влияет на качество воды, провоцирует гибель рыбы и сказывается на рыболовстве, повышает уровень заболеваний человека и животных.

Растение пытались уничтожить динамитом, что, однако, давало обратный эффект. При взрыве обрывки речного гиацинта разлетались на большие расстояния, в результате чего он «захватывал» новые территории.

В Миссисипи стали бросать ядовитый мышьяк. Это погубило не только гиацинт, но и прочих речных обитателей: рыбу, птиц и других животных. Зато такие крайние меры дали хоть какие-то результаты в борьбе с «голубой чумой». Однако через нескольких месяцев речной гиацинт снова попал в Миссисипи из каналов, прудов и мелких рек. И вновь началась борьба с цветком.

После Второй мировой войны речной гиацинт принялись травить химическими средствами, невзирая на тот вред, который они приносили окружающей флоре и фауне. Однако едва прекращалось действие гербицидов, как живучее растение снова начинало размножаться.

«Упрямый» бразильский цветок распространился не только в Америке. Он появился и в Австралии, куда его явно привез человек, воодушевленный красотой экзотического растения. Затем речной гиацинт оказался в Индонезии, Индокитае, Западной Бенгалии, Китае, Африке и на Мадагаскаре.

Не везде речной гиацинт стал бедствием. Китайцы и вьетнамцы, например, стали специально разводить речной гиацинт и кормить им свиней. Плавучие голубые пастбища пришлись весьма по вкусу и буйволам.

В Африке был издан запрет на выращивание речного гиацинта, но подпольные торговцы вопреки запрету разводили его. Через несколько лет в Африке речной гиацинт так разросся, что в Судане целые рыбачьи деревни были вынуждены перебраться на новое место.

Жители Судана первыми обратились с жалобой на засилье этого растения в специальную организацию ООН, занимающуюся вопросами продовольствия и сельского хозяйства, после чего началась всеобщая кампания по искоренению «голубой чумы».

Известный индийский химик Рао отправился в низовья Амазонки, чтобы изучить насекомых, «пасущихся» на речных гиацинтах, в надежде найти такое, которое смогло бы приостановить рост растений. Ведь на родине эйхорнию не считают «голубой чумой». Увы, экспедиция не увенчалась успехом.

Во Флориде к борьбе с речным гиацинтом попытались привлечь ламантинов. Цветы пришлись им весьма по вкусу, но ламантинов слишком мало для полноценной борьбы с растением.

А вот профессор Парижского музея естественной истории Портес утверждал, что нужно просто ждать, а не бороться с речным гиацинтом: биологическое равновесие рано или поздно восстановится. Возможно, что он оказался прав: Приблизительно через двадцать лет массовое нашествие речного гиацинта почти прекратилось.

Впрочем, в США были уверены, что в этом заслуга передовых методов их ученых. В 1970-х годах для борьбы с водяным гиацинтом в водоемы Луизианы, Флориды и Техаса были выпущены стаи трех видов долгоносиков, которые питаются лишь этим растением. Через 10 лет ученые с восторгом отчитались, что поля гиацинтов сократились на 33%.

В 2010 ученые повторили эксперимент, выпустив на этот раз насекомое вида Megamelus scutellaris. Новых данных о борьбе с водяным гиацинтом или отсчета об эффективности этого метода с тех пор не поступало.

Водяной гиацинт, или зеленая чума

Оба эти названия принадлежат одному и тому же растению, что, вообще-то, не удивительно. Ведь некоторые виды имеют названий и поболе. Например, всем известная пижма обыкновенная (Tanacetum vulgare) в различных областях России как только не именуется: глистник, девятильник, девятиха, козельник, рябинка, пуговичник, романник, рябишник, сузик.

Но в нашем случае интересно то, что название растения, о котором пойдет речь, строго сопряжено с географией. На юге, в тропиках и субтропиках, иначе как «зеленой, или водяной чумой» его не называют, а в странах с умеренным климатом все любовно именуют его водяным гиацинтом. Хотя ни к чуме, ник гиацинту это водное растение – Эйхорния толстоножковая(Eichornia crassipes) из семейства понтедериевых (Pontederiaceae) не имеет никакого отношения.

Вероятно, многие тропические страны мира были бы сейчас богаче, им не пришлось бы затрачивать огромные средства на многолетнюю борьбу с одним из самых опасных водных сорняков, если бы посетители выставки хлопка в Техасе ограничили свои интересы лишь главным его экспонатом. Но обо всем по порядку.

В том далеком1884 году, как и сегодня, устроители выставки для привлечения посетителей изобретали различные «приманки». Тогда, помимо обычных аттракционов и дешевых распродаж, была приготовлена особая «изюминка». В центре помещения в небольшом водоеме плавало диковинное растение из Венесуэлы с изумрудными листьями и элегантными сиренево-лиловыми кистевидными соцветиями, которые напоминали гиацинты.

Посетители выставки охотно покупали розетки тропической «экзотики» для своих прудов и бассейнов. Растения эти удивительно быстро размножались. Счастливые владельцы раздаривали роскошные цветущие экземпляры соседям.

Но очень скоро всеобщее восхищение сменилось тревогой. Наряду с неоспоримыми декоративными достоинствами красавец обладал одним неприятным свойством – поразительно высокой скоростью вегетативного размножения. Одна розетка за 50 суток образовывала до 1 тысячи отпрысков, каждый из которых, в свою очередь, вновь начинал делиться. И без высшей математики легко посчитать, что за 3 месяца одно растение превращалось в миллион, а за полгода – в триллион экземпляров!

Подобные цифры для любого нашего растения – настоящий курьез, ведь из огромного числа его потомков выживают единицы. Потому Земля и не покрывается сплошь чрезвычайно плодовитыми одуванчиками, щирицами или березами. Но в случае с водяным гиацинтом дело обстояло иначе. Завезенная издалека эйхорния в новых условиях абсолютно ничем не повреждалась и никем не поедалась. И потому выступала в «школе Природы» в качестве редкого наглядного пособия, показывая на то, что, в принципе, способна эта природа. Из прелестного декоративного растения водяной гиацинт стремительно превращался в «зеленую чуму» – злостный сорняк, заселяющий водоемы.

Его буйное размножение и способность жить, не только прикрепившись к грунту, но и свободно плавая на зеркале воды, привели к тому, что на юге США эйхорния быстро покрыла поверхность множества водоемов: медленно текущих рек, прудов, озер и даже огромных водохранилищ. Экзотическое растение стало препятствием для навигации, рыбной ловли, ирригации, буквально забивая оросительные каналы. Попадая на рисовые чеки, оно покрывало их сплошным ковром, обрекая крестьян на голод.

Остановить распространение эйхорнии по миру, казалось, уже было невозможно. За несколько десятков лет она распространилась по всем тропическим и субтропическим регионам и заполонила водоемы Австралии, Африки, Азии.

Нужно было что-то делать с этой «зеленой чумой». Одно время предполагали – неограниченному росту сорняка могут помешать животные. В Африке большие надежды возлагали на гиппопотамов. Однако даже эти гигантские пожиратели растений не оправдали ожиданий – скорость размножения эйхорнии превышала темпы ее поглощения. Не дали ощутимых результатов механические способы борьбы: скашивание, выдергивание. Только использование гербицида 2,4-Д, распыляемого с самолетов или специальных судов, позволяло на короткое время очищать водоемы. Но применение этого опасного препарата вскоре повсюду было запрещено.

Читайте также:  Тростник обыкновенный, чем он полезен

На борьбу с зеленой напастью тратили огромные средства. И все напрасно – «зеленая чума» явно выходила победителем в этой схватке.

Но, как это не раз случалось в истории, человек все-таки нашел выход из, казалось бы, безнадежного положения. Справиться с водным сорняком помог биологический метод, суть которого заключается в том, что для борьбы с чужеземным организмом завозят естественных врагов, сдерживающих темпы его размножения. Ученые нашли их в Южной Америке – несколько видов жуков-долгоносиков, растительноядного клеща, бабочку-огневку. После того, как было доказано, что эти беспозвоночные ничем, кроме эйхорнии, не могут питаться, их развели по всем странам, где она буйствовала, и выпустили в водоемы.

Обнаружив несметные запасы корма, прожорливые насекомые и клещи стали быстро размножаться и расселяться. Буквально на глазах среди плотных зарослей эйхорнии начали появляться «дыры», растение явно слабело и под натиском появившихся едоков постепенно отступало.

К тому времени во многих странах уже нашли применение эйхорнии. Ее начали повсеместно использовать в качестве удобрения и на корм скоту. А в Индии даже разработали способ получения бумаги из зеленой массы эйхорнии.

Так человеку удалось справиться с экологической проблемой, которую он сам же породил. На этот раз джина удалось загнать обратно в бутылку.

Недавно водяной гиацинт появился на рынках Москвы и ряда других городов России. Можно лишь предположить, что доставляли его сюда не с полноводных рек Южной Америки, а с юга Европы или из оросительных каналов Туркмении, где он местами обосновался. У нас эйхорния, конечно же, «зеленой чумой» не станет. Даже, напротив, обогатит флору приусадебных прудиков. Следует только помнить, что зимой в открытых водоемах она неминуемо погибнет. Но содержание «гиацинта» в холодное время года в сосуде с водой (при температуре 15-22 0 С, желательно досвечивание) или в аквариуме вполне возможно. А весной, перенесенное в нагревшуюся воду садового водоема, растение начнет размножаться и порадует изумрудной зеленью и красивыми соцветиями.

С. Ижевский,
доктор биологических наук
(По материалам журнала «Цветоводство», №3, 2003)

Эйхорния – зелёная чума. Чем примечательно это растение?

Во многих тёплых регионах, куда была завезена эйхорния, её называют зелёной чумой; в умеренных широтах, где стараниями любителей-садоводов она украшает водоёмы, ласково величают водяным гиацинтом.

Хочется сказать, что статус зелёной чумы это восхитительное растение получило благодаря людской бездумности — зачем было увозить деток эйхорнии далеко от родных мест?! На своей родине, в тропиках Южной Америки, она не является агрессором, её численность регулируется естественным врагом — жуком долгоносиком.

Эйхорния происходит из семейства Понтедерниевых, обитает в пресных, тёплых водах. В наши дни водяной гиацинт широко распространён в Африке, тропических и субтропических регионах Азии и Северной Америки.

В этих местах эйхорния почувствовала себя настолько вольготно, что превратилась в оккупанта. Она вытесняет другие водные растения, нарушает кислородное равновесие водоёмов, из-за чего гибнут его обитатели. Кроме того затрудняет судоходство и даже вносит помехи в работу гидроэлектростанций. В Африке заглушает и без того небольшие реки, повреждает рыболовецкие сети и опрокидывает лодки. В странах Азии водяной гиацинт активно наступает на рисовые поля.

Люди пытаются бороться с агрессивным растением, но практически безуспешно. Во Флориде, например, специальными машинами выбирают растения из водоёмов, но ощутимых результатов от таких мероприятий не наблюдается. Водяной гиацинт заглушает и без того небольшие реки
Фото: pixabay.com

Блестящие, ярко-зелёные листья водяного гиацинта собраны в розетку, черешки толстые и вздутые — внутри расположены воздушные камеры, благодаря которым листья находятся на поверхности. В стоячей воде или в ёмкости черешки будут длинными и более изящными.

Корневая система хорошо развита, длинные, до полуметра, корни полностью находятся в воде.

На цветоносе 5−12 цветков, располагаются они наподобие цветков гиацинта, за что растение и получило второе название «водяной гиацинт». Цветок состоит из шести лепестков, верхний из них украшен ярким жёлтым пятном. Цветки раскрываются лишь на один день, но благодаря плотным зарослям водоём продолжительное время украшен розовыми, голубыми, фиолетовыми красками.

При всей своей агрессивности эйхорния обладает замечательным свойством: отлично очищает воды, загрязнённые отходами человеческой деятельности. Как утверждают специалисты, это растение с огромной скоростью перерабатывает органические остатки, мыльные растворы, нитраты, фенолы, инсектициды и многие другие вредные вещества.

В давние времена во время длительных походов воины помещали эйхорнию в сосуды с грязной водой. Через некоторое время вода становилась пригодной для питья. Цветущая эйхорния
Фото: ru.wikipedia.org

В некоторых странах из высушенных корней водяного гиацинта вьют прочные верёвки. А предприимчивые европейцы научились изготавливать из корней экологически чистую мебель — кресла, диваны, журнальные столики. Высушенные корни крепятся на каркас из древесины бука. Стебли и листья можно использовать на корм скоту и в качестве удобрения.

Некоторые виды, например, эйхорния разнолистная и эйхорния узколистная, отлично подходят для содержания в аквариумах. Несколько экземпляров успешно справятся с очисткой воды и создадут уют для жителей аквариума.

В ландшафтном дизайне используется эйхорния отличная, или толстоножковая. В умеренных широтах водяной гиацинт в тёплые месяцы станет прекрасным украшением садового пруда. Цветоносы появляются в августе-сентябре, но в прохладное лето растения могут не цвести.

На зимний период несколько наиболее сильных экземпляров следует забрать в помещение. Чтобы растения успешно перезимовали в квартире, их необходимо содержать в горшке с постоянно влажным песком или в аквариуме. Оптимальная температура воды в аквариуме 20−25 градуса, желательно подсвечивать.

Водяной гиацинт можно также выращивать на подоконнике в ёмкости с водой. Для взрослого растения следует брать вазы таких размеров: 20−30 см в высоту и 15−20 см в диаметре. Содержать надо на тёплом и светлом окне.

Размножается водяной гиацинт детками, которые при благоприятных условиях появляются на растениях в изобилии, как на клубнике.

Врагов у эйхорнии в нашей зоне практически нет, лишь в жаркое время может появиться тля.

“Зеленая чума”, или гиацинт гиацинту рознь

Собственно, поскольку в ботанике я – дуб дубом, то о том, что оное чрезвычайно тонко и приятно пахнущее растение – гиацинт, я узнал только из заботливо воткнутой в тот же лоток этикетки от луковицы этого шикарного соцветия.

Зачем нам надо было пихать луковицы оного гиацинта в землю так рано – бог весть, захотелось быть готовыми к весне ;))

Гиаци́нт (лат. Hyacínthus) — род растений семейства Спаржевые (Asparagaceae). Ранее выделялся в собственное семейство Гиацинтовые (Hyacinthaceae) или включался в семейство Лилейные (Liliaceae).

Надпись на этикетке “гиацинт” тут же услужливо предложила мне ассоциацию с водяными гиацинтами, о существовании которых я узнал лишь месяца полтора назад, будучи во Вьетнаме – там этими свободно дрейфующими растениями сплошь забита река Сайгон:

Ну, гиацинт и гиацинт – подумал я, только водяной ;))
Что вполне закономерно – ибо плавает 😉

Однако оказалось, что всё не так просто, и водяной гиацинт – вовсе даже не гиацинт ;):
Водяной гиацинт, или зеленая чума – оба эти названия принадлежат одному и тому растению, что, вообще-то, не удивительно. Но в нашем случае интересно то, что название растения, о котором пойдет речь, строго сопряжено с географией.

На юге, в тропиках и субтропиках, иначе как “зеленой, или водяной чумой” его не называют, а в странах с умеренным климатом все любовно именуют его водяным гиацинтом.

Хотя ни к чуме, ни к гиацинту это водное растение не имеет никакого отношения и зато отличается любопытной историей введения в культуру.

Вероятно, многие тропические страны мира были бы сейчас богаче, им не пришлось бы затрачивать огромные средства на многолетнюю борьбу с одним из самых опасных водных сорняков, если бы посетители выставки хлопка в Техасе ограничили свои интересы лишь главным его экспонатом. Но обо всем по порядку.

В том далеком 1884 году, как и сегодня, устроители выставки для привлечения посетителей изобретали различные “приманки”. Тогда, помимо обычных аттракционов и дешевых распродаж, была приготовлена особая “изюминка”. В центре помещения в небольшом водоеме плавало диковинное растение из Венесуэлы с изумрудными листьями и элегантными сиренево-лиловыми кистевидными соцветиями, которые напоминали любимые всеми гиацинты.

Посетители выставки охотно покупали розетки тропической “экзотики” для своих прудов и бассейнов. Растения эти удивительно быстро размножались. Счастливые владельцы раздаривали роскошные цветущие экземпляры соседям.

Но очень скоро всеобщее восхищение сменилось тревогой. Наряду с неоспоримыми декоративными достоинствами красавец обладал одним неприятным свойством — поразительно высокой скоростью вегетативного размножения. Одна розетка за 50 суток образовывала до 1 тыс. отпрысков, каждый из которых, в свою очередь, вновь начинал делиться. И без высшей математики легко подсчитать, что за 3 месяца одно растение превращалось в миллион, а за полгода — в триллион экземпляров!

Подобные цифры для любого нашего растения — настоящий курьез, ведь из огромного числа его потомков выживают единицы. Потому Земля и не покрывается сплошь чрезвычайно плодовитыми одуванчиками, щирицами или березами. Но в случае с водяным гиацинтом дело обстояло иначе. Завезенная издалека эйхорния в новых условиях абсолютно ничем не повреждалась и никем не поедалась. И потому выступала в “школе Природы” в качестве редкого наглядного пособия, показывая, на что, в принципе, способна эта Природа. Из прелестного декоративного растения водяной гиацинт стремительно превращался в “зеленую чуму” — злостный сорняк, заселяющий водоемы.

Читайте также:  Сальвиния плавающая: строение, значение, выращивание и размножение

Его буйное размножение и способность жить, не только прикрепившись к грунту, но и свободно плавая на зеркале воды, привели к тому, что на юге США эйхорния быстро покрыла поверхность множества водоемов: медленно текущих рек, прудов, озер и даже огромных водохранилищ. Экзотическое растение стало препятствием для навигации, рыбной ловли, ирригации, буквально забивая оросительные каналы. Попадая на рисовые чеки, оно покрывало их сплошным ковром, обрекая крестьян на голод. Остановить распространение эйхорнии по миру, казалось, уже было невозможно. За несколько десятков лет она распространилась по всем тропическим и субтропическим регионам и заполонила водоемы Австралии, Африки, Азии.

Нужно было что-то делать с этой “зеленой чумой”. Одно время предполагали — неограниченному росту сорняка могут помешать животные. В Африке большие надежды возлагали на гиппопотамов. Однако даже эти гигантские пожиратели растений не оправдали ожиданий — скорость размножения эйхорнии превышала темпы ее поглощения. Не дали ощутимых результатов механические способы борьбы: скашивание, выдергивание. Только использование гербицида 2,4-Д, распыляемого с самолетов или специальных судов, позволяло на короткое время очищать водоемы. Но применение этого опасного препарата вскоре повсюду было запрещено.

На борьбу с зеленой напастью тратили огромные средства. И все напрасно — “зеленая чума” явно выходила победителем в этой схватке. Но, как это не раз случалось в истории, человек все-таки нашел выход из, казалось бы, безнадежного положения. Справиться с водным сорняком помог биологический метод, суть которого заключается в том, что для борьбы с чужеземным организмом завозят естественных врагов, сдерживающих темпы его размножения. Ученые нашли их в Южной Америке — несколько видов жуков-долгоносиков, растительноядного клеща, бабочку-огневку. После того, как было доказано, что эти беспозвоночные ничем, кроме эйхорнии, не могут питаться, их развезли по всем странам, где она буйствовала, и выпустили в водоемы.

Обнаружив несметные запасы корма, прожорливые насекомые и клещи стали быстро размножаться и расселяться. Буквально на глазах среди плотных зарослей эйхорнии начали появляться “дыры”, растение явно слабело и под натиском появившихся едоков постепенно отступало. К тому времени во многих странах уже нашли применение эйхорнии. Ее начали повсеместно использовать в качестве удобрения и на корм скоту. А в Индии даже разработали способ получения бумаги из зеленой массы эйхорнии. Так человеку удалось справиться с экологической проблемой, которую сам же он и породил. На этот раз джина удалось загнать обратно в бутылку.

Водяные гиацинты на Меконге тоже были мной замечены – но уже не в таких количествах, как на реке Сайгон – видимо, с ними тут удаётся справляться, или вода менее богата минеральными веществами, чем в Сайгоне:

Москва +7 (916) 613 11 96

Нимфея, кувшинка, водяная лилия желтая

e-mail: info@vod o sad.ru

Эйхорния толстоножковая, или водяной гиацинт – (Е. crassipes Solms). Плавающее на поверхности воды растение. Листья темно-зеленые, блестящие, с утолщенными черешками. Эйхорния, водяной гиацинт Появляющиеся в конце лета голубые, бледно-сиреневые или желтые, похожие на орхидеи, цветки сидят на плотных цветоносах и чрезвычайно декоративны. Каталоги иногда не упоминают, что в прохладное лето эйхорния не зацветает. Высаживают в июне, перед первыми заморозками заносят в помещение, так как растение маловыносливо и неморозоустойчиво. Для полноценного роста нужно много тепла и питания. Высота цветков над поверхностью воды: 30 см. Время цветения: август-сентябрь. Семейство понтедериевых. Родина Бразилия. Это растение особенно красиво во время цветения, чего добиться в домашних условиях удается далеко не каждому. Стебли у эйхорнии короткие, и нитевидные темно-лиловые опушенные корни. На стебле розетки овальных листьев. Черешки листьев пузыревидно вздуты, наполнены воздухом и обеспечивают свободное плавание растения на поверхности воды (часто их принимают за луковички. Цветки появляются летом, на цветоносе, идущем из центра розетки листьев. Сами цветки розово-сиреневого цвета, а на одном из лепестков есть темное пятно. Цветы держатся всего один день. Потом цветонос уходит под воду. Эйхорния толстоножковая пестролистная

Купить эйхорнию можно сделав заказ по e-mail: info@vod o sad.ru. Розетка – от 300 руб. (зависит от размера). Пестролистная от 350 руб

Эйхорния толстоножковая(Eichhornia crassipes Solms), или водяной гиацинт (Pontederia crassipes Mart.) плавающее на поверхности воды растение сем. Понтедериевые. Представляет угрозу для водоемов в странах с мягким климатом. В Великобритании ее выращивают летом в садовых прудах как декоративное растение.

Листья темно-зеленые, блестящие, с утолщенными черешками. Появляющиеся в конце лета голубые, бледно-сиреневые или желтые, похожие на орхидеи, цветки сидят на плотных цветоносах и чрезвычайно декоративны. Каталоги иногда не упоминают, что в прохладное лето эйхорния не зацветает.

Эйхорния толстоножковая Высаживают в июне, перед первыми заморозками заносят в помещение, так как растение маловыносливо и неморозоустойчиво. Для полноценного роста нужно много тепла и питания. Высота цветков над поверхностью воды: 30 см. Время цветения: август-сентябрь.

Водяной гиацинт, или зеленая чума — оба эти названия принадлежат одному и тому растению, что, вообще-то, не удивительно. Но в нашем случае интересно то, что название растения строго сопряжено с географией. На юге, в тропиках и субтропиках, иначе как “зеленой, или водяной чумой” его не называют, а в странах с умеренным климатом все любовно именуют его водяным гиацинтом. Хотя ни к чуме, ни к гиацинту это водное растение не имеет никакого отношения.

Стоит упомянуть еще об одном, также уникальном свойстве водяного гиацинта, которое используется в разных странах уже более ста лет. Ученые обнаружили, что на колоссальной поверхности корневой системы эйхорнии осаждаются взвеси, содержащиеся в воде. С фантастической скоростью перерабатываются разные органические загрязнители, то есть фактически, чем грязнее водоем, тем лучше чувствует себя растение.

Недавно водяной гиацинт появился на рынках Москвы и ряда других городов России. Можно лишь предположить, что доставляли его сюда не с полноводных рек Южной Америки, а с юга Европы или из оросительных каналов Туркмении, где он местами обосновался. У нас эйхорния, конечно же, “зеленой чумой” не станет. Даже, напротив, обогатит флору приусадебных прудиков. Следует только помнить, что зимой в открытых водоемах она неминуемо погибнет. Но содержание “гиацинта” в холодное время года в сосуде с водой (при температуре 15-22° С, желательно досвечивание) или в аквариуме вполне возможно. А весной, перенесенное в нагревшуюся воду садового водоема, растение начнет размножаться и порадует изумрудной зеленью и красивыми соцветиями.

Выращивание: летом в Средней России содержать водяной гиацинт несложно. Он бурно разрастается и цветет в искусственных и естественных водоемах с теплой водой. Если погода постоянно прохладная, растение продолжает наращивать вегетативную массу, но может не зацвести. При наступлении осени эйхорнию переносят в аквариум с подсветкой, где используется давно известный аквариумистам способ его сохранить: хорошо развитый экземпляр помещают в кольцевой поплавок так, чтобы корни были погружены в воду, а листья, располагаясь на поплавке, не касались воды и не загнивали. При температуре +24-26°С и обычном аквариумном освещении водяной гиацинт успешно зимует. Есть и другой вариант зимнего хранения эйхорнии — высаживание ее во влажный песок.

Эйхорния,водяной гиацинт, или зеленая чума – оба эти названия принадлежат одному и тому растению, что, вообще-то, не удивительно. Но в нашем случае интересно то, что название растения, о котором пойдет речь, строго сопряжено с географией. На юге, в тропиках и субтропиках, иначе как “зеленой, или водяной чумой” его не называют, а в странах с умеренным климатом все любовно именуют его водяным гиацинтом. Хотя ни к чуме, ни к гиацинту это водное растение не имеет никакого отношения и зато отличается любопытной историей введения в культуру.

Вероятно, многие тропические страны мира были бы сейчас богаче, им не пришлось бы затрачивать огромные средства на многолетнюю борьбу с одним из самых опасных водных сорняков, если бы посетители выставки хлопка в Техасе ограничили свои интересы лишь главным его экспонатом. Но обо всем по порядку.

В том далеком 1884 году, как и сегодня, устроители выставки для привлечения посетителей изобретали различные “приманки”. Тогда, помимо обычных аттракционов и дешевых распродаж, была приготовлена особая “изюминка”. В центре помещения в небольшом водоеме плавало диковинное растение из Венесуэлы с изумрудными листьями и элегантными сиренево-лиловыми кистевидными соцветиями, которые напоминали любимые всеми гиацинты.

Посетители выставки охотно покупали розетки тропической “экзотики” для своих прудов и бассейнов. Растения эти удивительно быстро размножались. Счастливые владельцы раздаривали роскошные цветущие экземпляры соседям.

Читайте также:  Кубышка желтая: скромное украшение тихой воды

Но очень скоро всеобщее восхищение сменилось тревогой. Наряду с неоспоримыми декоративными достоинствами красавец обладал одним неприятным свойством – поразительно высокой скоростью вегетативного размножения. Одна розетка за 50 суток образовывала до 1 тыс. отпрысков, каждый из которых, в свою очередь, вновь начинал делиться. И без высшей математики легко подсчитать, что за 3 месяца одно растение превращалось в миллион, а за полгода – в триллион экземпляров!

Подобные цифры для любого нашего растения – настоящий курьез, ведь из огромного числа его потомков выживают единицы. Потому Земля и не покрывается сплошь чрезвычайно плодовитыми одуванчиками, щирицами или березами. Но в случае с водяным гиацинтом дело обстояло иначе. Завезенная издалека эйхорния, в новых условиях абсолютно ничем не повреждалась и никем не поедалась. И потому выступала в “школе Природы” в качестве редкого наглядного пособия, показывая, на что, в принципе, способна эта Природа. Из прелестного декоративного растения водяной гиацинт стремительно превращался в “зеленую чуму” – злостный сорняк, заселяющий водоемы.

Его буйное размножение и способность жить, не только прикрепившись к грунту, но и свободно плавая на зеркале воды, привели к тому, что на юге США эйхорния быстро покрыла поверхность множества водоемов: медленно текущих рек, прудов, озер и даже огромных водохранилищ. Экзотическое растение стало препятствием для навигации, рыбной ловли, ирригации, буквально забивая оросительные каналы. Попадая на рисовые чеки, оно покрывало их сплошным ковром, обрекая крестьян на голод. Остановить распространение эйхорнии по миру, казалось, уже было невозможно. За несколько десятков лет она распространилась по всем тропическим и субтропическим регионам и заполонила водоемы Австралии, Африки, Азии.

Нужно было что-то делать с этой “зеленой чумой”. Одно время предполагали – неограниченному росту сорняка могут помешать животные. В Африке большие надежды возлагали на гиппопотамов. Однако даже эти гигантские пожиратели растений не оправдали ожиданий – скорость размножения эйхорнии превышала темпы ее поглощения. Не дали ощутимых результатов механические способы борьбы: скашивание, выдергивание. Только использование гербицида 2,4-Д, распыляемого с самолетов или специальных судов, позволяло на короткое время очищать водоемы. Но применение этого опасного препарата вскоре повсюду было запрещено.

На борьбу с зеленой напастью тратили огромные средства. И все напрасно – “зеленая чума” явно выходила победителем в этой схватке. Но, как это не раз случалось в истории, человек все-таки нашел выход из, казалось бы, безнадежного положения. Справиться с водным сорняком помог биологический метод, суть которого заключается в том, что для борьбы с чужеземным организмом завозят естественных врагов, сдерживающих темпы его размножения. Ученые нашли их в Южной Америке – несколько видов жуков-долгоносиков, растительноядного клеща, бабочку-огневку. После того, как было доказано, что эти беспозвоночные ничем, кроме эйхорнии, не могут питаться, их развезли по всем странам, где она буйствовала, и выпустили в водоемы.

Обнаружив несметные запасы корма, прожорливые насекомые и клещи стали быстро размножаться и расселяться. Буквально на глазах среди плотных зарослей эйхорнии начали появляться “дыры”, растение явно слабело и под натиском появившихся едоков постепенно отступало. К тому времени во многих странах уже нашли применение эйхорнии. Ее начали повсеместно использовать в качестве удобрения и на корм скоту. А в Индии даже разработали способ получения бумаги из зеленой массы эйхорнии. Так человеку удалось справиться с экологической проблемой, которую сам же он и породил. На этот раз джина удалось загнать обратно в бутылку.

Речной гиацинт или «голубая чума»?

В буйном разнообразии амазонской флоры, варящейся тысячелетиями в поистине адской атмосфере, сравнимой с круглосуточно и круглогодично работающей парилкой, насыщенной ядовитыми тропическими миазмами, занимает своё «достойное» место растение с внешностью невинного цветочка и прожорливостью тысяч пираний(тоже, кстати, амазонской уроженки!). Фантастическая скорость её размножения приносит огромные неудобства (мягко говоря!) окружающей её среде и создаёт массу проблем «царю природы», «венцу творения» — человеку. История «взаимоотношений» речного гиацинта и «венца» эмоционально трансформировалась от «Не потерплю!», «Уничтожить!», «голубая чума!» к отношению к этой проблеме людей Востока (использующих гиацинт как корм домашних животных) и аналогичным решением Роберта Хорнера.

Но обо всём по — порядку…

Научное название его — Eichhornia crassipes, в просторечии — водяной гиацинт. Назван Эйххорнией в честь министра образования и общественного благосостояния Пруссии, Иоганна Альбрехта Фридриха Эйххорна (1779-1856).

Blue Plague (голубая чума) критически зависит от воды. Её среда — это либо водоём, либо — пропитанная водой почва. Строение гиацинта таково, что он может плавать на поверхности: в основании листа находится вздутие — поплавок, насыщенный порами с пузырьками воздуха.

Лист эйххорнии с поплавком.

Темп разрастания эйххорнии невероятно, катастрофически стремительный.За один год черенок водяного гиацинта размножается в прогрессии 1:100000, то есть небольшое озеро, дотоле чистое и незамутнённое, окажется укрытым плотным зелёным покрывалом, словно футбольное поле.

Фауна этого озера будет убита недостатком кислорода, полной тьмой и отсутствием еды. Сквозь тесно сплетённые растения не смогут осуществлять навигацию суда. Логически, через какое то время произойдёт необратимая трансформация и озеро превратится в болото.

Согласно легенде, в 1884 году водный гиацинт был показан как декоративное растение на выставке флористов Нью- Орлеана. Его прикупила цветочница — любительница, которой безумно понравился водный гиацинт. Эта мифическая любительница цветов купила, сколько то там отростков и, якобы, высадила их в свой прудик. А когда пруд приобрёл сказочный вид голубовато — сиреневой лужайки, миссис решила, что нужно поделиться красотой с миром и забросила связку водных гиацинтов в речку Сент — Джонс (Флорида).

Как бы там ни было, но вскоре большинство рек и каналов во Флориде было покрыто непроходимым для судов плавающим газоном. Люди, как всегда стали суетиться — начали с динамита, но взрывы лишь раскидывали «рассаду», затем на борьбу с водным гиацинтом бросили батальоны солдат, которые с лопатами и топорами наперевес ходили в жестокие атаки на нежный цветочек. Всё напрасно!

Заросшее эйххорнией озеро.

Заселившегося в великую реку Америки Миссисипи, речного гиацинта стали травить мышьяком(. ). Результатом стало полное истребление флоры и фауны в Миссисипи! Казалось — можно праздновать полный разгром Blue Plague. Однако через полгода — год ситуация вернулась в исходное положение. И битва разгорелась вновь. Но в итоге армейцы с позором бежали с полей Большой Гиацинтовой Войны. В 40-х и 50-х годах XX века на гиацинте проверили действие гербицида 214-Д, несмотря на убийственное воздействие на флору и фауну Миссисипи. Поначалу казалось, что вот оно, средство, которое покончит с ненавистным гиацинтом. Но надеждам не суждено было сбыться. Водный гиацинт оказался сильнее 214-Д.

Кроме США «заражённой» эйххорнией оказались и территории Австралии, куда его завёз какой то ботаник. А от Австралии недалеко и до Индонезии, Индокитая, Китая и Индии. Но в непредсказуемой Азии не стали бороться со стихийным бедствием, в которое превратился речной гиацинт, а стали разводить «голубую чуму» как корм свиней и буйволов.

Вскоре речной гиацинт прокрался в Африку. Впервые он засветился в реке Конго близ города Киншасы в Заире. Ещё через пару лет эйххорния оккупировала всю Африку. Главную роль в распространении речного гиацинта сыграла контрабанда этими цветами, спровоцировавшая ажиотаж среди флористов.

Несмотря на запрет выращивать речной гиацинт в Африке, контрабандисты всё равно разводили его. Всё это привело к тому, что в Судане рыбаки переселялись на новые места, бросая свои деревни. Суданцы слёзно умоляли ФАО — организацию ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства помочь им не умереть с голода.

ФАО протрубила крестовый поход против эйххорнии и послало индийца — учёного CNR Рао в Амазонию, чтобы найти насекомых — вредителей, паразитирующих на гиацинте. Что-то ведь сдерживает неистовый рост эйххорнии на своей родине. Но командировка закончилась с нулевым результатом.

В свою очередь профессор Парижского музея естественной истории Портес предложил просто ждать. Ждать когда природное равновесие выровняет баланс и экспансия эйххорнии остановится. Но сколько ждать он не уточнил, может быть 3 года, может быть — 5, а может и 20 и 30 лет…

Директор же бюро по борьбе с наводнениями в Центральной и Южной Флориде, Р.Хорнер пошёл как Владимир Ленин — «другим путём». Однажды он увидел в газете статью с броским названием: «Канал купил живую водоросле-косилку», где повествовалось как руководство Панамского канала для очистки его от водорослей купила в Британской Гвиане ламантина.

Морская корова — Ламантин.

Хорнер подумал, что, may be морская корова не откажется похрустеть речным гиацинтом, чем чёрт не шутит? Сказано — сделано. У Атлантического побережья Центральной Америки выловили несколько ламантинов и выпустили в Океанариум в Майами, где специалисты убедились, что эйххорния ламантинам очень даже понравилась. В сутки морская коровка съедала по полцентнера гиацинта. Вскоре ламантины были выпущены в один из каналов недалеко от Форт — Лодердейла.

Если у вас не открываются игры или тренажёры, читайте здесь .

Ссылка на основную публикацию